21 мая, суббота. Музей Мадараме.


- В переходе –

Рюдзи: Энн, Моргана – вся надежда на вас! Нам с Джокером туда путь заказан, так что будем ждать здесь, ничего не поделаешь…
Моргана: Нет уж, для вас тоже дело найдётся.
Рюдзи: Какое?
Моргана: Будете тусоваться в Музее и ждать пока дверь откроется. Как только это произойдёт – пойдёте дальше и найдёте комнату с пультом управления или вроде того. Вы должны сделать так, чтобы дверь оставалась открытой.
Рюдзи: Окей, всё ясно. Можешь на нас положиться, мы справимся!

- В доме Мадараме -

Юске: Глазам не верю, ты всё-таки пришла! А я думал, ты мне опять голову морочишь.
Энн: Извини, всё так закрутилось.
Юске: Ничего, всё в порядке. Вчера я предупредил тебя, что времени у нас мало, Учитель придёт минут через двадцать - тридцать. Извиняюсь за суматоху, понимаю – тебе неудобно.
Энн (себе под нос): Надо думать, чёрт бы тебя побрал.
Юске: Что? Ты что-то сказала?
Энн: Нет, нет, тебе послышалось!

Юске: Такое впечатление… Ты случаем не прибавила в весе немножко?
Энн: Думаешь, я поправилась? Всё как обычно, может быть, слегка опухла сегодня?
Юске: Ну ладно… если ты готова, приступим?
Энн: Мне… пора раздеваться, да?
Юске: П-прошу тебя…
Энн: Я стесняюсь, ты не отвернешься?
Юске: Ох…
Энн: Ууф. Прям в обтяжку всё…
Юске (сам с собой): В обтяжку? О, нет, надо думать только об искусстве…!
Энн: Не подглядывай, ладно? Слушай, твой учитель уже скоро придёт, да?
Юске: Думаю, да…
Энн: Хм… Тогда пошли в другое место, а? В какую-нибудь уединённую и более подходящую случаю комнату, как ты на это смотришь…?
Юске: Здесь тоже неплохо…
Энн: Не будет ли нам удобнее за закрытой дверью, где нам никто не помешает?
Юске: За закрытой…?
Энн: Ну, девушка не может говорить открытым текстом, ты понимаешь мои намёки?
Юске: Что!? Но в этом доме только одна комната закрывается на замок… Это комната Учителя…
Энн:  Тогда почему бы нам туда не пойти?
Юске: Мне туда нельзя… Да и ключа нет…
Энн (шепчет): Он говорит - ключа у него нет.
Моргана: Ну и ладно, это моя забота. Открою замок заколкой для волос…
Юске: Такамаки, ты… Неужели всё это было на тебе?
Энн: Ну, сегодня так похолодало, ты заметил?
Юске: Похолодало? Солнышко вроде бы вышло…
Энн: А я о чем толкую? Пора бы нам перейти в другое, менее освещённое место… Я ведь всё-таки собираюсь снять с себя всё до нитки…
Юске: Правда? Картина выйдет удачнее, если моей модели будет комфортно…
Энн: Ага! Вот именно!
Юске: Возможно, ты даже согласишься принять несколько выразительных поз для большего эффекта…
Энн (испугано): К-каких ещё поз?
Моргана: Леди Энн, не выходи из роли! Старайся изо всех сил!
Энн: Давай, пошли…  Я уже готова, сейчас самое время.
Юске: Постой! Если ты будешь по дому расхаживать, то Учитель…
Энн: О-о-о… Ну и жара, а вся горю!
Юске: Мы не можем расхаживать по другим комнатам…
Энн: Эй, а почему бы нам здесь не приземлиться?
Юске: Прошу тебя! Постой…
Энн: Вся надежда на тебя, Мона…!

- В музее Мадараме –

Рюдзи: Неужели им удастся открыть ту дверь, ну серьезно…? Она сказала что-то типа «Соблазню его, сыграю роль», но не переоценивает ли она свои актёрские способности… Что-то я не вижу ни малейшего намёка на то, что дверь откроется, а ведь Мадараме скоро вернётся домой, не так ли? Но главное, даже если Моргана всё-таки откроет дверь, то каким образом он привлечёт внимание Мадараме? И даже если всё получится – ну и что? Любой в здравом уме сразу снова дверь закроет. Что же выходит? У нас будет всего несколько секунд чтобы попасть внутрь? Взглянем правде в глаза – должно произойти чудо, а как иначе?
Джокер: Сработает, сто процентов. / Посмотрим, не кипишуй раньше времени. / Тебя послушать – так это невозможно.
Рюдзи: Хотел бы я быть так уверен, но… Время почти вышло…

- В доме Мадараме –

Юске: Умоляю, подожди, ты можешь просто…
Энн: А здесь что?
Юске: Это…
Энн (себе под нос): Значит, это та самая дверь о которой говорил Мона.
Юске: Повторяю, туда нельзя, не ходи…!
Энн (Моргане): Ты всё ещё ковыряешься?
Моргана: Это не так-то просто сделать кошачьими когтями!
Юске: Что происходит вообще?
Энн: Ой…эм.. ита-а-ак… а что у нас в этой комнате?
Юске: Здесь кладовка для старых картин.
Энн: Кладовка, значит… Эй, Китагава, а почему бы нам здесь и не расположиться? Место укромное, никто нас не найдёт, я не буду стесняться…
Юске: Туда заходит только господин Учитель.
Энн: Ну пожа-а-алуйста, ну? Я хочу, чтобы мы остались вдвоём, только ты и я… В тишине, где нам никто не помешает..
Моргана: Неужели он купится на твою бездарную игру!? 
Энн (Моргане): Своим делом займись!
Энн (Юске): Ох, ты меня огорчаешь, похоже, мы не на одной волне! Китагава, тебе не нравятся девушки моего типа?
Юске: Нет, это вовсе не так…
Моргана: Неужели повёлся… Как такое возможно вообще?
Энн: Прошу тебя, ну? Давай зайдём туда и продолжим наш… разговор…
Юске: Пош-шли… То есть, ни в коем случае! Нам нельзя туда заходить! Да и дверь всё равно заперта, так что…
Энн: Ах так! Жаль, конечно, но тогда я ухожу!
Юске: Но…
Энн: Давай зайдём, давай! Ну?
Юске: Как же быть…?
Доносится голос Мадараме: Я уже дома.
Юске: Господин Учитель!?
Мадараме: Юске?
Моргана: Получилось, дверь открыта!
Юске: Что за звук?
Мадараме: Ты что здесь делаешь!?
Юске: Это… не подумайте плохого, всё не так как выглядит! Ай…
Мадараме: Только не туда!


- В музее Мадараме –

Рюдзи: Никаких изменений! Интересно, что там у них происходит… Хм? Открылась! У них получилось, ни фига себе!
Джокер: Супер! / Будь начеку. / Ну надо же, неужели…
Рюдзи: Да уж, точно! Пошли. Надо быстро найти пульт управления, а то дверь снова закроется, если мы тут ушами будем хлопать! Но имей ввиду, если наткнёмся на врагов - нас всего двое, только ты и я, готов к этому…?
Джокер: Надерём всем задницу! / Как-то стрёмно…
Рюдзи: Вот это по-нашему! Чёрт, вот тебе и «на», так сразу…? Эй, что делать-то будем?
Джокер: Придётся драться. /  Давай вернёмся попозже. / Подождём, пока он уйдёт.
Рюдзи: Давай! Мы справимся, но плохо, что нас только двое… Ладно, решать тебе, брат…
Рюдзи: Эй, ты! А ну пошёл прочь с дороги!
Тень Охранника: Хм? А вы ещё кто такие!? Судя по одежде - те самые негодяи, бросившие вызов Господину Мадараме!

*Начинается бой.
Тень охранника: Они миновали систему охраны!? Дальше вам не пройти! Это владение Господина Мадараме!
Рюдзи: Вы нас не запугаете, хлопцы! Я нашу Энн и то больше боюсь, когда она орёт на меня, если я напортачу.  
*После победы.
Рюдзи: Уф… Когда врагу противостоим лишь мы вдвоём – жестковато получается... Если снова попадёмся – нам несдобровать. Ладно, давай найдём пульт управления!

- В доме Мадараме –

Юске: Такамаки, дело плохо…!
Энн: А свет здесь включается?
Юске: Что за фигня…!?
Энн: Эта картина - «Саюри»? А зачем здесь так много её копий…?
Юске: Понятия не имею…
Мадараме: Пошли вон отсюда!
Юске: Господин Учитель, что всё это значит…?
Мадараме: Похоже, придётся сказать правду, раз уж вы это увидели… Я увяз в долгах… И потому сделал эти копии «Саюри», чтобы продавать их по своим каналам…
Юске: Но как же так?
Мадараме: Подлинник «Саюри» давно украден одним из моих завистливых учеников, таким вот образом он отомстил мне за строгость преподавания… Это был страшный удар, с тех пор я не могу выйти из творческого кризиса… Такое потрясение…  Поэтому некоторые мои ученики иногда делились со мной своими идеями… Я не мог смириться с подобным положением вещей и тогда начал воспроизводить «Саюри», снова и снова, много раз. Однако, всё это лишь подделки… Но если кто-то хочет купить картину и знает, что это – не оригинал, то почему бы и нет… Я сам виноват. У славы высокая цена, и я не смог её заплатить. От меня так многого ждали, планка поднималась всё выше, я оказался загнан в угол, и мне пришлось продолжать рисовать эти копии, другого выхода не было… Мне нужны средства чтобы продолжать развивать твой талант… Умоляю, прости своего учителя за слабость…
Юске: Не извиняйтесь, прошу вас…!
Энн: Постой-ка... Здесь что-то не сходится. Если оригинал картины украли, с чего же вы делали копии?
Мадараме: Я… нашёл очень качественную фотографию в альбоме.
Энн: Получается, вам удаётся продавать копии, срисованные с фотографий оригинала? Может, я что-то не понимаю, но…  У ценителей искусства глаз намётан, ведь именно они покупают настоящие картины, разве не так? По-моему, всё это ложь.
Мадараме: Да что ты в этом понимаешь вообще!?
Энн: Просто чувствую – здесь какой-то подвох!
Моргана: Леди Энн! Вот эта картина какая-то другая!
Юске: «Саюри»…? Это она… Это подлинная «Саюри»! Но ведь ты только что сказал, что её украли…!
Мадараме: Это тоже копия!
Юске: Нет, ничего подобного! Именно эта картина вдохновила меня стать художником… Из-за неё я готов стерпеть всё… Учитель… Не обманывайте меня…
Мадараме: Это всего лишь подделка… Да, просто фальшивка! До меня дошли слухи, что кто-то продаёт подделки, вот я и купил одну!
Энн: Вы убеждаете меня в том, что автор картины станет довольствоваться подделкой и купит её? Бред какой-то.
Юске: Вы лжёте прямо в глаза, Учитель… Прошу вас, просто скажите правду…
Мадараме: И ты туда же…? Вот, я отправил сообщение в свою службу безопасности!
Энн: Что!?
Мадараме: Я нанял их для защиты от проныр-папарацци, но надо же – сейчас их услуги будут весьма кстати.
Юске: Пожалуйста, подождите! Давайте всё спокойно обсудим…!
Мадараме: Можете сколько угодно обсуждать это с полицейскими… Ты тоже отправишься в полицию, Юске.
Моргана: Леди Энн, надо сматываться!
Мадараме: Кошка! Откуда здесь кошка…? Вам не убежать! Они будут здесь с минуты на минуту!
Юске: Такамаки!

- В музее Мадараме –

Рюдзи: Побежали, надо выключить эту фигню! Отлично! Вот эта комната! Посмотрим… Где тут система охраны отключается?
Терминал: Отключаю защитные системы…
Рюдзи: Класс! Значит, лазеры во дворе тоже отключились. Всё супер, дело сделано! Давай, валим отсюда!
Голос охранника: Эй! Кто там!?
Рюдзи: Блин…! Бегом, быстрее! Ладно, охрана вроде отстала! Давай найдём наших! Надеюсь, им удалось выбраться (из дома Мадараме)…
Энн (падает сверху): Неееееет!
Юске: Ах…!
Моргана (жёсткое приземление): Ааааа! Ооооой!
Энн: Я уж думала – всё, погибла… (обращается к Юске) Эй, может, ты меня уже отпустишь!?
Энн: О, нет! Я просто хотела оттолкнуть его, я не ожидала… Как ты себя чувствуешь? Очнись!
Юске: Вы кто такие?
Энн: Китагава, не волнуйся! Это я!
Юске: Такамаки? Получается, что вы двое – те самые… (смотрит на Энн) Что-то я не припоминаю на тебе этого костюма кошечки… Где это мы…?
Энн: Мы прямо в сердце Мадараме.
Юске: В самом… сердце Учителя? Ты уж прости, Такамаки, но ты себя хорошо чувствуешь?
Рюдзи: Она не врёт. Вот каков настоящий Мадараме, посмотри. Он - алчный ублюдок с загребущими руками.
Юске: Хватит, что за чушь!
Энн: Китагава! Неужели ты не подозревал, что Мадараме – не тот кем кажется!?
Юске: Ну… как бы…
Энн: Хочешь - верь, хочешь - нет, но мы находимся в другой реальности, всё вокруг нас – мироздание глазами Мадараме. Вот его истинная сущность.
Юске: Его мир – такой отвратительный!? Ну, а вы-то кто такие?
Рюдзи: Скажем так… мы – группа энтузиастов, которые очищают сердца негодяев от гнили и скверны.
Юске: Если вы говорите правду, то получается: того Учителя, каким я его знаю, вовсе не существует…
Рюдзи: Наконец-то дошло.
Юске: И всё же… он заботился обо мне десять лет. Я благодарен ему и не могу за секунду изменить своё отношение…
Рюдзи: Ты готов простить ему всё? В таком случае – ты…!
Юске: Но…
Энн: Ты как, нормально?
Юске: Стараюсь мыслить разумно, но эмоции переполняют меня…
Моргана: Вы уж простите, но нам некогда тут рассусоливать. Уровень безопасности уже выше крыши. Надо выбираться отсюда, быстро!
Джокер: Пошли. / Вот, опирайся на моё плечо.
Юске: …Ничего, всё в порядке.
Моргана: Быстрее, уходим! С нами новичок, лучше не ввязываться в драку!
Юске: Неужели…всё это в сердце Учителя? Этот музей… какое тщеславие? Ах, эта картина…!
Энн: Ты узнаешь её? Мы подумали, что это портреты его учеников или ещё кого-то…
Юске: Но… почему эти картины здесь…?
Моргана: По существу, это и не картины вовсе. Это сами ученики.
Рюдзи: Для Мадараме - люди как вещи, потому тут и выставлены… Ой, кстати… мы тебя тоже здесь видели.
Моргана: Обсудим это позже. А сейчас – надо уходить отсюда.
Моргана (появляются охранники): Выход прямо за ними!
Энн: Кто это!? …Какого чёрта…
Рюдзи: Устроим конкурс на самый дерьмовый прикид!? Сначала у нас был король, а теперь – сёгун что-ли!?
Тень Мадараме: Добро пожаловать в музей великого мастера, художника Мадараме.
Юске: А…? Учитель? Это вы? В таком наряде…
Энн: Гадость какая.
Юске: Всё это… страшный сон, это неправда, не так ли…?
Тень Мадараме: Моя повседневная жизнь – всего лишь фарс. Да и где это видано – чтобы такой известный человек проживал в каком-то сарае? У меня есть и другой дом… записанный на имя любовницы, разумеется.
Джокер: Бред какой-то. / Мудрое решение. / Впечатляет.
Тень Мадараме: Ха-ха-ха! Как вы наивны!
Юске: Если «Саюри» была украдена, то как она оказалась в кладовке? И если у тебя был оригинал, то зачем ты делал копии!? Прошу тебя, дай мне ответы, Учитель… если передо мной стоишь действительно ты!
Тень Мадараме: Глупый ребёнок. Ты так ничего и не понял? Я сам распространил слух о краже картины! Всё было подстроено и идеально разыграно!
Юске: Зачем тебе всё это…!?
Тень Мадараме: Давай прикинем… Послушай как звучит, - «Я нашёл картину и готов продать её при одном условии: её больше нельзя выставлять на обозрение…» Ха-ха! Маленькое условие за большую скидку!  Эти снобы глотали наживку и платили бешеные бабки!
Юске: Не может быть…
Тень Мадараме: Ценность искусства весьма субъективна… К тому же, я не делал ничего противозаконного, спрос рождает предложение! Хотя, чего перед свиньями бисер метать, вы не способны оценить всю гениальность моего замысла!
Рюдзи: Ты говоришь только о деньгах, снова и снова… деньги тут, деньги там… Неудивительно, что в итоге ты оказался в этом блевотном музее!
Энн: Ты себя называешь художником, да!? И не стыдно тебе присваивать чужие работы!?


Тень Мадараме: Искусство – это всего лишь инструмент… Инструмент, необходимый для того, чтобы заработать деньги и достичь вершин славы! Ты помог мне преуспеть в этом, Юске…
Рюдзи: Боже мой… Как он меня бесит… И это твой учитель!
Юске: А как же люди… которые верили тебе…? Люди, которые считали тебя художником с большой буквы…!?
Тень Мадараме: …Я отвечу тебе одному, Юске, с глазу на глаз. Если ты хочешь преуспеть в мире искусства, не советую идти против меня. Неужели ты думаешь, что кто-то получит признание без моего одобрения? Ха-ха-ха-ха!
Юске: Поверить не могу, что я был под опекой такого корыстного человека…!
Тень Мадараме: А ты думал, что я приютил тебя по доброте душевной? Я кропотливо отделяю зёрна от плевел, нахожу талантливых, но неблагополучных молодых художников и беру их в ученики, чтобы потом заимствовать их идеи… Это же так просто: присваивать себе светлое будущее детей, они ведь не могут постоять за себя и дать сдачи.
Юске: Ушам своим не верю…
Тень Мадараме: Домашний скот вскармливают и убивают ради шкуры и мяса! Пойми, дурень, всё просто: либо сожрёшь ты, либо сожрут тебя! …Но я уже устал от этой пустой болтовни. Пришло время проучить вас…
Юске: …Тебе нет прощенья.
Тень Мадараме: Хм?
Юске: Не имеет значения – кем ты был для меня раньше… Я никогда не прощу тебя!
Тень Мадараме: Значит… вот как ты мне отплатил за все эти годы, что я был рядом…? Ах ты чёртово отродье!
Тень Мадараме (даёт команду своей охране): Вперёд! Отделайте этих воров как следует!
Юске: Вот забава то будет…
Энн: Что?
Юске: Похоже, правда оказалась удивительнее вымысла, хм…?
Энн: Китагава, что с тобой?

Юске: Я не хотел смотреть правде в глаза…  Затуманен мой взор, я так долго был слеп…   И не видел – какой ужасный человек скрывается за этой личиной…!
Внутренний голос: Ты прозрел, наконец-то? Бессмысленно отводить взгляд, иначе не увидишь истину… А лишь её скверную тень позади… Оставь это в прошлом, прояви себя в будущем!
Юске: А-а-а-а-а!
Внутренний голос: Давай заключим договор… Я – это ты, а ты – это я… Мир полон красоты, в нём также много злого… Пора тебе учить людей отличать одно от другого!
Юске: Да будет так… Явись, Гоэмон! Что я вижу, аж дух захватывает! Можно просто играть свою роль, но если объединиться вместе, то можно поставить отличный спектакль… Так и знайте, недолго осталось злу процветать,  всей мерзости мира пора погибать!
Тень Мадараме: Ты кем себя возомнил!? За подобную дерзость ты жизнью заплатишь! Где мои войны!? Убейте их всех!
Юске: За всех детей, которые считали тебя «отцом»… За перспективы и будущее твоих учеников… Скольких ты обманул, скольких ты обокрал? Сколько судеб разрушил ради наживы!? Я призову тебя к ответу, чего бы мне это ни стоило!
Джокер: Ты понял? / Бежать не советую. / Посмотрим, из какого теста ты сделан.
Юске: Отлично! Давай!
Прихвостень: Вы стоите в присутствии Лорда Мадараме! А ну - на колени, негодяи!
Юске: Я многому научился у тебя, Мадараме. Чтобы распознать подлинник…  нужно смотреть беспристрастно! Теперь, когда со мной Гоэмон… я знаю – кто ты, я вижу тебя насквозь!

*После победы над охраной.
Тень Мадараме: Юске, ты только что просрал своё будущее и спустил его в унитаз. Тебе никогда не стать художником, уж я-то позабочусь, чтобы у тебя не было ни единого шанса…!
Юске: Мадараме!
Тень Мадараме: Ты всю жизнь будешь сожалеть об этом дне, когда ты бросил мне вызов.

*Мадараме исчезает.
Юске: Вернись…назад…! Почему я не могу двигаться?
Энн: Подожди, твои силы иссякли. Как бы ты не хотел – ничего не поделаешь, не получится!
Юске: Я не справился, какой позор…!
Рюдзи: Да ну, брось, послушай Энн.

*В фойе.
Энн: Ты ведь догадывался обо всём, да?
Юске: Конечно, я же не дурак. Из года в год приходили разные люди, плагиат становился обычным явлением, дело встало на поток.  Но… кто мог знать наперёд, что человек, которому мы доверили свои жизни, будет вытворять такие ужасные вещи?
Энн: Почему же ты не ушёл, Киагава?
Юске: Ну, ведь он тот, кто нарисовал «Саюри». К тому же, я в большом долгу перед ним…
Рюдзи: За то, что он растил тебя?
Юске: У меня… никогда не было отца. Мне сказали, что мать в одиночку растила меня, но когда мне было три года, она погибла – несчастный случай. Тогда-то Учитель меня и забрал. Я слышал, что он был знаком с моей матерью и помогал ей до самой смерти.
Энн: Откуда ты это слышал?
Юске: Признаюсь, я мало что помню об этом, о матери вообще. Я старался угодить Учителю во всём, воспринимал его как отца… но он стал другим. Только представьте, он использовал «Саюри» -  фундамент и само воплощение его таланта - как разменную монету…!
Рюдзи: Тебе несладко пришлось, да?
Юске: Как только вы обмолвились про плагиат… В глубине души я знал, что вы говорите правду. Потому-то я так рьяно и отрицал всё… Просто убегал, прятал голову в песок, простите меня.
Джокер: Не переживай. / Я понимаю.
Юске: Благодаря вам я смог признать то, что отрицал долгое время.

Рюдзи: Ну, ты слишком серьёзно всё воспринимаешь, дружище. Оттого и бардак в твоей голове. Вот посмотри на меня! Живу одним днём и не парюсь.
Энн: Это уж точно!
Моргана: Что думаешь делать дальше?
Юске: Понятия не имею…
Рюдзи: Надо признать, мы не можем достать самого Мадараме, но зато можем изменить его сердце. Заставим его заплатить за все злодеяния.
Юске: Я вспомнил, вы уже говорили что-то про «изменение сердца»…
Рюдзи: Ты когда-нибудь слышал о Призрачных Ворах? Которые крадут сердца?
Юске: Только не говори, что…!?
Рюдзи: Ой, блин!
Моргана: Поговорим позже, надо сматываться!
Юске: Что это на мне одето…?
Рюдзи: Ты только что заметил…?
Энн: С этим позже разберёмся! Бежим!

- В кафе –

Юске: …Понятно. Вот, значит, почему этот физрук изменился… Его сердце стало другим… Призрачные Воры, которые крадут сердца… Кто бы мог подумать, что они действительно существуют.
Джокер: Мы прямо перед тобой. / Трудно поверить?
Юске: Вот именно. Я верю вам, да и как иначе. Особенно после того как я побывал в другом измерении… А теперь вы планируете изменить сердце учителя – Мадараме, так? Можно я тоже… стану одним из Призрачных Воров. Если бы я раньше признал правду, это не зашло бы так далеко. Я должен положить конец его злодеяниям, ради других молодых художников, надо спасти их будущее пока ещё не поздно. К тому же… Это мой гражданский долг, единственное доброе дело, что я могу сделать для человека, который в некотором роде… был мне отцом.
Энн: …Гражданский долг, ха.
Рюдзи: А по-моему правильно говорит. Так или иначе, надо разобраться с Мадараме.
Моргана: Если мы облажаемся, то он съедет с катушек. Есть способы избежать этого, но стопроцентной гарантии нет. Помните, как мы обсуждали это по дороге сюда?
Юске: Все художники под пятой у Мадараме, это его мир. У него большие связи в разных структурах. Если кто-то вроде меня начнёт говорить, его заткнут по щелчку пальцев. …У нас нет другого выхода, как изменить его сердце.
Энн: Ох, Китагава.
Моргана: Тогда решено.
Энн: В полку Призрачных Воров прибыло! Надеюсь, мы с тобой поладим, Юске!
Рюдзи: Главное – не тормози.
Юске: Постараюсь изо всех сил.
Джокер: Добро пожаловать на борт. / Не предавай нас – это главное. / О, и не рисуй никакой обнажёнки.
Юске: Спасибо вам. И прошу, подготовьте меня как следует.
Энн: Ой, я вдруг вспомнила… Интересно, а что теперь будет делать настоящий Мадараме? Мы с Юске оказались в весьма щекотливом положении.
Юске: Я связался с ним перед тем как мы пришли сюда. Он думает, что я всё ещё преследую Такамаки. Похоже, он действительно ничего не знает о своей Тени, как вы и предполагали.
Такамаки: Что он тебе сказал…?
Юске: Возмущался, что служба охраны не смогла поймать какую-то старшеклассницу. Однако, он всё ещё в ярости и намерен привлечь всех к ответственности по всей строгости закона.
Рюдзи: Что тут скажешь, дело плохо…
Энн: По строгости закона… Он как загнанный зверь. Возможно, у него есть и другие тайны.
Юске: Он начнёт действовать только после закрытия выставки. Любой скандал может вылиться в убытки.
Энн: А я-то размечталась, что вся эта история с позированием в чём мать родила уже в прошлом. И вот, пожалуйста...
Моргана: Мы должны торопиться, надо изменить его сердце до того, как он начнёт «привлекать всех к ответу». Получается, мы должны реализовать наш план до закрытия выставки!
Юске (про Моргану): Минуточку, скажите мне… что это такое?
Рюдзи: А! Это котяра.
Юске: Но он говорит.
Моргана: Тебя что-то не устраивает, что ли!?
Юске: Не то чтобы...
Рюдзи: А почему нет?
Энн: Такой уж он у нас - говорит как человек, а выглядит как кот, не от мира сего.
Моргана: Хочешь нарисовать меня что ли? Тогда уж постарайся, чтобы я предстал в лучшем виде.
Юске: Хм…
Моргана: Эй, не трогай меня…
Юске: Я думаю, надо заказать желе из чёрных бобов.
Рюдзи: Готов поспорить, ему захотелось сделать этот заказ глядя на нашего «чёрного кота».
Юске: Ой…! А денег-то у меня нет с собой.
Энн: …Не волнуйся. А он у нас странный.


Продолжение следует...

Постоянные читатели